За годы войны поставки техники в ВСУ выросли в десятки раз — директор ХК «Укрспецтехника»

ЧАО «Холдинговая компания «Укрспецтехника», которое является членом «Лиги оборонных предприятий Украины», одно з немногих предприятий Украины, продукция которого была хорошо известна, и уже активно использовалась в украинской армии ещё до войны. Сегодня коллектив компании активно работает над реализацией новых современных решений, создаёт новые изделия, расширяет географию зарубежных контактов. Активизации работы предприятия с иностранными заказчиками наверняка послужит полученное разрешение на экспорт собственной продукции. О новинках предприятия и перспективах «Оборонно-промышленному курьеру» рассказала Глава Правления ЧАО «ХК «Укрспецтехника», член Правления «Лиги оборонных предприятий Украины» Вера КОШЕВАЯ.

– Вера Анатольевна, недавно в истории ХК «Укрспецтехника» произошло важное событие – вы получили право на самостоятельную внешнеторговую деятельность без посредников. Этого долгие годы добивалась и «Лига оборонных предприятий Украины» в целом, и входящие в неё предприятия по отдельности. Какие, на ваш взгляд, новые перспективы открываются перед «Укрспецтехникой» в свете этого решения?

– Действительно, этого постановления Кабмина мы ждали очень долго. Нам повезло – от момента принятия решения до публикации текста постановления в «Урядовом курьере» прошла всего неделя, в то время как, например, у «Кузницы на «Рыбальском» этот промежуток составил целый год. Хочется верить, что подобное «ускорение» связано с пониманием новой политической элитой важности современных, европейских подходов в регулировании внешнеторговой деятельности предприятий ОПК.

Прежде всего, теперь у нас появилось право выбора. Например, в последнее время с «Укрспецэкспортом», «Спецтехноэкспортом» и многими другими спецэкспортёрами связан целый ряд скандалов, который не сходят с первых полос СМИ. Вся эта шумиха влияет на настроения иностранных делегаций, которые интересуются возможностью прямых поставок. До сих пор мы вынуждены были просить их немного подождать. И теперь, конечно, те контакты, которые уже давно были нами наработаны за рубежом, контакты с заказчиками, в которых мы уверены, будут осуществляться напрямую. В частности, таким заказчиком является Индия, с представителями которой мы сотрудничаем уже несколько лет. В то же время, например, в работе с Саудовской Аравией – как и другие арабские государства, очень специфическим заказчиком – мы продолжим сотрудничать со «Спецтехноэкспортом», у которого имеется большой опыт подобного взаимодействия. Условия сотрудничества можно обсуждать, но в целом разрывать связь через опытного, знающего особенности этого региона посредника, и пытаться выстроить контакт напрямую в данном случае совершенно нецелесообразно.

– На ваш взгляд, каким должен быть оптимальный срок предоставления предприятию права на собственный экспорт продукции? И какими должны быть определяющие факторы для принятия положительного решения?

– В прошлом все предприятия оборонно-промышленного комплекса, желающие самостоятельно выйти на внешние рынки, должны были получить соответствующую лицензию в Минэкономики. Такая лицензия есть и у нас, и могу вас заверить – её получение было делом достаточно сложным. По сути, требовалась сертификация производства. Необходимо было подтвердить соответствие продукции, территории, менеджмента определённым стандартам. И этот процесс дополнительно сопровождался военной приёмкой. На мой взгляд, когда этот этап предприятием уже пройден, всё согласование должно занимать не более двух месяцев. Следует отметить, что с «Укроборонпромом» и Министерством обороны согласовать всё удалось очень быстро, в течение недели. Затем проходило согласование в СБУ, в Госслужбе экспортного контроля, они длились значительно дольше… Но, как мне кажется, в случае с предприятиями, которые давно работают и выполняют гособоронзаказ, де-факто все необходимые проверки со стороны этих ведомств уже давно проведены, и эти согласования должны решаться в кратчайшие сроки.

На мой взгляд, в целом сегодня эта система в Украине выстроена оптимально, и вполне соответствует европейским стандартам. Проблемы могут возникать из-за человеческого фактора, разного рода придирок, и других искусственных препятствий.

– Членство ХК «Укрспецтехника» в «Лиге оборонных предприятий Украины» сыграло свою роль в принятии Кабмином положительного решения?

– Полагаю, что да. До создания «Лиги» предприятиям приходилось отстаивать свои интересы  в одиночку. Но когда мы объединились в единый кулак, то продемонстрировали присутствие на рынке целой группы частных предприятий ОПК, которые с каждым годом выполняют всё больший процент гособоронзаказа – причём, , в сравнении с госпредприятиями, выполняют лучше и надёжней, и при этом в условиях более жёстких требований заказчика. Вместе за последние два года мы сумели сделать очень многое. И хотя мы обращались за разрешением как отдельное предприятие, думаю, «Лига» помогла и облегчила этот процесс. В одиночку нам было бы куда сложнее.

– Возвращаясь к теме гособоронзаказа – какие изделия, и в каком количестве вы поставили нашим силовым структурам за годы войны?

– Называть конкретное количество я не имею права, но могу сказать, что объёмы поставок по всем изделиям выросли в десятки раз. На сегодняшний день, РЛС «Малахит» является самой массовой в Украине – количество единиц, поставленных Вооруженным силам, является наибольшим за годы независимости. Министерству обороны отгружено около 50 станций. К сожалению, толчком к развитию оборонной промышленности стала война, но следует отметить, что правительством было сделано очень много для налаживания бесперебойного финансирования «оборонки» в невиданных прежде объёмах, организации чётких выплат без задержек, авансирования… Однако кое-что, к сожалению, до сих пор осталось неизменным. В частности, гособоронзаказ принимается на три года, в то время как бюджет – на год. Но даже в этих условиях нам удалось сделать производственный цикл фактически непрерывным. Очень часто мы за счёт своих оборотных средств оплачиваем заказы наперёд. К счастью, нынешнее руководство Министерства обороны в целом, и департамента закупок в частности, хорошо понимают, что такое производство, и как оно устроено. В результате, за счёт хорошо отлаженного производственного процесса, в случае с «Малахитом», нам удалось выйти на очень быстрый темп отгрузок – по одной станции в месяц. При этом шесть месяцев занимает производство самой станции. К сожалению, некоторые комплектующие – в частности, электроника – закупаются за рубежом, и длительность поставок порой достигает четырёх месяцев.

РЛС «Малахит»

– Какова, на ваш взгляд, потребность силовых структур Украины в станциях «Малахит»?

– Только в ПВО это около сотни единиц. Но есть и другие структуры. В мае мы впервые отгрузили новые станции зенитно-ракетным войскам. Также есть потребность у военно-морских сил… Так что эта цифра может расти. Помимо «Малахита», спектр наших изделий, принятых на вооружение, значительно расширился. В частности, приняты на вооружение «Лис-2М», «Барсук-А», «Анклав», тренажёры… Очень радует постепенное понимание военными необходимости подготовки квалифицированного персонала. Многие отказы оборудования происходят не из-за его качества, а в силу недостаточной квалификации операторов. Мы часто вынуждены по телефону консультировать – буквально объяснять, на какие кнопки нажать. Осознавая эту проблему, военные в последнее время начали заказывать тренажёры для обучения, и готовить кадры заранее.

– Какие силовые структуры, кроме ВСУ, закупают ваши изделия?

– Уже четыре года мы сотрудничаем с ГПСУ, которая использует наши мобильные комплексы наземной разведки и радиолокационной борьбы «Джеб».  За эти четыре года комплекс, в своё время разработанный в кратчайшие сроки, значительно усовершенствован в соответствии с запросами и пожеланиями пограничников. В данном случае проявилось общее преимущество отечественного производителя перед зарубежным – способность оперативно и мобильно реагировать на запросы заказчика, вносить коррективы в соответствии с его пожеланиями, налаженная двусторонняя коммуникация. Более того, мы постоянно стараемся вести технический надзор, которого законодательно сегодня, к сожалению, не предусмотрено. Я считаю, что необходимо ставить перед Министерством обороны вопрос о законодательном закреплении понятий «технический надзор» и «техническое сопровождение», сделать их обязательными. Поскольку очень часто, после окончания гарантийного срока эксплуатанты, в силу своей некомпетентности или других обстоятельств, технике часто не уделяют должное внимание. Но если заключается договор о техническом сопровождении, специалисты предприятия-производителя техники занимаются её техническим обеспечением, поточным ремонтом, устраняют неполадки, и позволяют не доводить дело до серьёзных поломок.

РЛС «Барсук»

– На ваш взгляд, есть ли необходимость закрепить законодательно приоритет отечественного производителя перед зарубежным при закупках вооружения и военной техники?

– Думаю, что в этом есть смысл. Это позволило бы защитить национального производителя от недобросовестной конкуренции. Оборонная промышленность, мирное на дворе время или военное, так или иначе, может и должна быть драйвером роста экономики. Это высокие технологии, высокие стандарты производства – зачастую сохранившиеся ещё с советских времён. Сегодня поддержать «оборонку», позволить ей выпускать конкурентоспособную продукцию, значит создать новые рабочие места, увеличить налоговые поступления, в конце концов, укрепить нашу реальную экономическую независимость.

Комплекс РЕБ «Анклав»

– Как вы считаете, есть ли необходимость в возобновлении лицензирования оборонного производства?

– Без сомнения. Но с оговоркой – для тех предприятий, которые уже имели лицензии на момент их отмены, их действие должно быть возобновлено без повторного прохождения процедуры лицензирования. А для новых участников рынка лицензирование, конечно, необходимо. Это позволит впоследствии избежать проблем с качеством выполнения работ, сроками поставок, и так далее. Но, конечно же, процедуру следует сделать максимально адекватной, избежать зарегулированности и бюрократизации. Любая сертификация создаёт риски возникновения коррупционной составляющей.

– Какие новые разработки появились у ХК «Укрспецтехника» за годы войны?

– Прежде всего, это развитие «миллиметровой» линии РЛС, предназначенных для сухопутных войск – «Барсук-А», «Лис-2М». Сейчас готовится к государственным испытаниям «Лис-3М» – миллиметровая станция, больше нацеленная на борьбу с БПЛА. Она разрабатывалась по запросу наших войск РЭБ, когда стала понятна возросшая роль беспилотников в конфликте, и необходимость создания адекватных средств противодействия БПЛА противника. На недавних учениях на полигоне «Широкий Лан» наш комплекс по борьбе с БПЛА «Полонез», в состав которого в том числе входит и РЛС «Лис-3М», успешно отработал и по обнаружению, и по подавлению различных типов БПЛА. Этот комплекс постоянно модифицируется и расширяется – в соответствии с постоянным совершенствованием БПЛА, в том числе появлением новых систем навигации, расширением диапазона частот управления и телеметрии, которые необходимо подавлять, и другими факторами.

Мобільний комплекс боротьби з безпілотними літальними апаратами «Полонез» на виставці «Зброя та безпека – 2018»

Второе наше изделие, которое стоит упомянуть – контрбатарейный радар «Бисквит-КБ», наша совместная разработка с компанией «Политтехнолоджи», выступившей спонсором. Этот радар позволяет определять пуски снарядов на расстоянии до 20 км. По нашему мнению, «Бисквит-КБ» сможет составить достойную конкуренцию американским контрбатарейным РЛС, имеющимся сейчас в ВСУ, и поможет полностью закрыть потребности Вооружённых сил в такой технике.

Помимо самой станции, мы создаём имитаторы подобных радаров. Обнаружить контрбатарейную РЛС достаточно легко, и с помощью имитатора, работающего в том же диапазоне, можно запутать противника, не позволив ему определить место работы настоящего радара.

Мобільний контрбатарейний радар «Бісквіт-КБ»

– Эти разработки осуществляются за ваши оборотные средства?

– В случае с «Бисквитом-КБ», повторюсь, часть средств предоставила компания «Политтехнолоджи», в которой мы являемся соучредителями. Проект был разработан очень быстро – от начала согласования технического задания до выпуска готовой продукции прошло всего полтора года. Мы сегодня работаем практически исключительно в рамках гособоронзаказа, заложенные в котором нормы рентабельности 5-7% не позволяют создавать такие разработки. За свои оборотные средства мы сейчас ведём разработку комплекса «Снов» – радара с фазированной антенной решёткой, кругового обнаружения дальностью до 60 км, который может быть мобильным и необслуживаемым. Аналогов такого радара в Украине нет. Подобный проект разрабатывает «Искра», но их радар будет очень крупногабаритным. Наше изделие, в свою очередь, можно будет устанавливать на автомобили и бронетехнику. Думаю, что в ближайшие полгода мы сможем перейти к испытаниям.

Из других новинок – радиолокационный измеритель скорости полёта снарядов РВШ, недавно проходивший полевые испытания. На сегодняшний день в этой области нашим конкурентом является только датская компания Weibel – практически монополист в сфере производства таких радаров в мире. Наш измеритель способен фиксировать скорость боеприпасов начиная от пуль любых калибров, и заканчивая выстрелами САУ. Данный комплекс будет очень важен для наших Вооружённых сил – сейчас они вынуждены использовать устаревшие артиллерийские баллистические станции АБС, действующие по другому принципу, и с куда меньшей эффективностью.

Радіолокаційний вимірювач швидкості польоту снарядів РВШ

Очень серьёзному обновлению за годы войны подвергся «Малахит». Во-первых, мы создали быстроразворачиваемую антенну. Та конструкция, которая была представлена на выставке «Зброя та безпека-2018», сегодня уже имеет несколько иной облик: в частности, если раньше скорость разворачивания была 15-17 минут, теперь нам удалось ускорить её до 7 минут. Этот параметр очень важен для операторов, ведь он улучшает мобильность РЛС. Этого удалось добиться за счёт внедрения пневматики.

Быстроразворачиваемая антенна РЛС «Малахит»

– Вы упомянули сохраняющуюся проблему с нормами рентабельности и ценообразованием. Каким вы видите решение? Возврат к так называемому постановлению «5.30»?

– Как минимум. В случае с нашими Вооружёнными силами, возвращение к системе «5.30» однозначно позволило бы предприятиям ОПК получать хотя бы небольшую прибыль, и за счёт этого развиваться, в то время как Министерство обороны получало бы продукцию по адекватным, не завышенным ценам. Но в то же время у меня есть негативное отношение к прозрачности этих цен, выставлению их на всеобщее обозрение. Такие предложения – о рассекречивании гособоронзаказа – часто озвучиваются. Очевидный факт: Украина – бедное государство. Наш бюджет невелик, и средства, выделяемые на оборону – пусть за годы войны их и стало больше в разы – по мировым меркам крайне скудны. Соответственно, мы стараемся войти в положение Министерства обороны, и необходимую для развития предприятия прибыль получать за счёт экспорта, в то время как цены на аналогичную продукцию для отечественных ВС по возможности удерживать на относительно низком уровне. Но если эти «внутренние» цены появятся в открытом доступе, иностранные заказчики могут задать вполне правомерный вопрос: почему они должны покупать эту технику в несколько раз дороже, чем внутренний заказчик? Это неизбежно скажется на спросе за рубежом, и уменьшит валютные поступления в Украину.

Те же соображения у меня касательно внедрения принципа системы ProZorro в оборонные закупки. В случае с определённой номенклатурой продукции это может быть оправдано – там, где однотипную продукцию производит целый ряд производителей. Но в целом ряде случаев предприятия оборонно-промышленного комплекса производят уникальные изделия, которые невозможно купить ни у кого другого. Например, никто, кроме ХК «Укрспецтехника», не сможет поставить Вооружённым силам РЛС «Малахит», какие бы тендеры не проводились. Таким образом, внедрение процедуры прозрачных тендеров просто не имеет смысла. Важно помнить – мы как государство являемся достаточно сильным игроком на мировом рынке вооружений, и чрезмерно открывать свою ценовую политику было бы недальновидно и губительно.

– Вы производите достаточно широкий спектр изделий. И, насколько нам известно, ХК «Укрспецтехника» самостоятельно занималась подготовкой производства по каждому изделию, включая те, которые поставляются в рамках гособоронзаказа. В то же время государственным предприятиям в подготовке производства оказывает помощь государство. Считаете ли вы такое неравенство справедливым?

– Конечно, это несправедливо. Без сомнения, должны существовать программы кредитования под минимальные проценты, к которым привлекались банки и фонды, и которые позволяли бы частным предприятиям получать средства на модернизацию производства, и уравнивали их с государственными. Конечно, мы занимаемся развитием, обновлением производственных фондов… Но сегодня это, к сожалению, осуществляется не так быстро, как хотелось бы. Действующие нормы прибыли практически не оставляют для этого ресурсов.

В целом, у нас всё ещё слабо развито частно-государственное партнёрство. Мне даже сложно назвать частное предприятие, у которого сегодня есть налаженное партнёрство с государственным. «Частникам» проще налаживать кооперацию друг с другом – мы более гибкие, нам проще договориться, избежать от существующей в госсекторе бюрократии.

– В связи с появлением новых изделий, какими вы видите перспективы ХК «Укрспецтехника» на внешних рынках?

– В целом, мы продолжаем работать с нашими традиционными рынками – Африка, Азия, Латинская Америка. Но в последние годы мы заметили рост интереса к нашей продукции со стороны европейских государств, многие из которых осознали реальность российской военной угрозы. Вырос интерес к нашим комплексам РЭБ, к РЛС «Малахит», которая является станцией метрового диапазона, не использовавшегося в армиях стран НАТО, и характерного для бывшего СССР. Надеемся, что полученная возможность работать с иностранными заказчиками напрямую активизирует экспорт, и позволит выйти на новые горизонты. К сожалению, в 2014 году, когда, пусть и по печальным причинам, наблюдался огромный интерес к украинской «оборонке» со стороны зарубежных заказчиков, мы упустили многие возможности в силу крайней зарегулированности экспортно-импортных операций. Бюрократия и сложности согласования оттолкнули многих. И сегодня постепенная либерализация этой сферы может активизировать взаимодействие с зарубежными партнёрами. Ведь вся техника, которую мы производим, проходит, к сожалению, испытание войной. Например, одна из наших станций «Малахит» в боевых условиях наработала уже 30000 часов, хотя в документации мы указываем наработку на отказ в 2000 часов. И это при работе зачастую 24 часа в сутки. Конечно, на такую технику обязательно будет спрос за рубежом.

Джерело:

http://opk.com.ua/%d0%b7%d0%b0-%d0%b3%d0%be%d0%b4%d1%8b-%d0%b2%d0%be%d0%b9%d0%bd%d1%8b-%d0%bf%d0%be%d1%81%d1%82%d0%b0%d0%b2%d0%ba%d0%b8-%d1%82%d0%b5%d1%85%d0%bd%d0%b8%d0%ba%d0%b8-%d0%b2-%d0%b2%d1%81%d1%83-%d0%b2%d1%8b/